Духовные беседы

СТАТЬИ

 

 

 

 


 

СТАТЬИ  АННОТАЦИИ
ОБЪЯВЛЕНИЯ
ПОЧТА  

 ГЛАВНАЯ

 

 

 Rambler's Top100

   

  Rambler's Top100

 

О МОНАШЕСТВЕ

(эфир 19.08.01; гость программы – иеромонах Сергий (Рыбко))

- Преобразить свою душу легче всего человеку, который посвятил всю свою жизнь служению Богу, т.е. монаху. Отец Сергий, как становятся монахами, существует ли призвание к этому, либо это определенная ступенька для достижения церковных высот?

- По всякому бывает. Для кого-то ступенька, и я не буду этого скрывать. Но, все-таки большинство из всех тех монахов, которых я встречал на своем жизненном пути – это люди, действительно горевшие душой, стремившиеся всем своим существом к Богу. Монахами никто никого не заставляет быть, и в наши времена монашество – это особый подвиг исповедничества. Как известно, по течению плывет только мертвая рыба. Монах – это человек, взявший на себя подвиг, - ни много, ни мало, - подвиг противостояния миру. Противостояния злу, которое есть в мире. Для этого, конечно, нужны особые внутренние силы, эти силы нужно в себе воспитать. Но, конечно, без Божьего призвания, без какого-то особого Божьего благословения, без той благодати, которая дается человеку на этот подвиг, на это служение, монахом быть невозможно.

 

- Вы знаете, с подачи средств массовой информации, у нас бытуют мнения о монашестве, носящие самый превратный характер. Каково, собственно, церковное учение о монашестве, и в чем сущность монашеской жизни?

- Сразу скажу о тех заблуждениях, которые наиболее присущи тем людям, которые нас смотрят. В основном СМИ и всевозможная художественная литература рассматривают образ не просто монаха, но католического монаха. В русской же классической литературе я нигде не встречал образ монаха развратного или пьяницы. Западных произведений, упоминающих подобным образом о католических монахах, - достаточно. Даже если взять такое произведение русской литературы, как «Отец Сергий» Льва Толстого. Отец Сергий, герой этого произведения – это ищущий человек. У него не получилось в конце концов быть монахом, он не выдержал, но это трагедия жизни и трагедия поиска человека, отражающая, в общем-то трагедию духовных поисков самого Льва Николаевича Толстого.

Православное учение о монашестве таково. Существует спасение человека, т.е. достижение человеком Царства Божия. Спасение должно совершиться еще в этой жизни: «Царство Божие внутри вас», - говорит Господь в Евангелии, призывая к высокой степени духовности, чистоты и добродетели, которую достигает человек в этой жизни, к высокой степени победы над грехом. Но кроме спасения, которого должны достичь все христиане, все члены Церкви, - конечно, оставшиеся членами Церкви, - есть еще духовное совершенство, т.е., собственно, святость. Цель монашества, - ни много ни мало, - это достижение святости.

Святость – это духовное совершенство, т.е. полная победа над страстями, полная победа над злом в себе, прежде всего. И потом, если Бог благословит и человек действительно достигнет таких высот, он становится носителем благодати миру. «Вы свет миру», - говорил Господь, - «не может укрыться город, стоящий наверху горы». И поэтому, тот кто достиг каких-то степеней духовной жизни, обязательно воссияет окружающим людям. Многим верующим людям известно такое высказывание преподобного Серафима Саровского: «Стяжи мирный дух, и вокруг тебя спасутся тысячи». Поэтому, если человек достигает духовного совершенства, то свет благодати начинает из него изливаться, всем окружающим людям, - светить миру, - и начинает преображать мир, окружающий этого человека.

 

- Отец Сергий, а не эгоизм ли это, - заниматься спасением исключительно своей души, где-то затворяться, молиться и ничего не делать для ближних? И где в Евангелии Господь заповедует не жениться?

- Господь прямо говорит о том, что лучше не жениться. Когда к Нему подошли ученики и стали спрашивать о разных превратностях семейной жизни, Господь прямо сказал: «лучше человеку не жениться».

Насчет эгоизма. Одно из заблуждений, присущих современным людям, что полезный член общества и человек, который много мог сделать для окружающих спрятался куда-то в монастырь и ничего там не делает. Так вот – монах делает очень много. Прежде всего монах должен победить зло в себе. И Господь, прежде чем выйти на такое служение миру, на проповедь Своего слова, удалился в пустыню где пребывал сорок дней. А обыкновенному страстному человеку нужен, конечно, не один год для того, чтобы как-то привести свою душу в порядок, для того, чтобы хоть какие-то понятия получить о добре и зле, о Царстве Небесном, о каких-то духовных предметах, чтобы уяснить себе Евангелие, начертать Евангелие на скрижалях своего сердца. Ведь можно учить только тому, что ты знаешь сам, можно дать людям только то, что ты имеешь. И вот именно для этого человек уединяется, удаляется в тишину монастыря, для того, чтобы что-то стяжать. Для того чтобы уже потом приобретенное принести и дать людям. К тому же, надо сказать, что монастырь это не такое место, где человек живет один. Если кто-то из наших телезрителей бывал в монастыре, то видел, что там достаточно много народа. Монастырская братия – это не один десяток человек, обычно средний российский монастырь – это от двадцати до ста человек. И прежде всего, конечно, монах совершает служение своим братьям в монастыре. Кроме того, в монастыре живут трудники, паломники, много работающих людей, особенно сейчас, когда монастыри везде восстанавливаются, там работают обыкновенные русские люди, наши русские мужички, им нужно что-то рассказать, что-то дать в духовном отношении. Кроме этого в монастыри всегда приезжали люди, приезжали паломники, сейчас это целые автобусы. И далеко не всегда это какие-то благочестивые верующие люди, которые приезжают от своего прихода на праздник. Очень часто это просто экскурсии людей, которые приезжают в монастырь для того, чтобы ознакомиться с какими-то историческими и археологическими древностями, просто поговорить, познакомиться с настоящим монахом. И, случается, что уезжают они уже совсем другими людьми.

Монашеский постриг я получил в таком известном монастыре, как Оптина пустынь, я был одним из первых ее насельников. Приехал я туда в 1988 году. Интересно что, в монастыре ежедневно бывали сотни людей; на праздники, - тысячи людей. Огромное, подавляющее большинство людей – это не церковные, неверующие, это была молодежь, и как ни удивительно, процентов 60 приезжавших в монастырь – это были молодые люди: студенты и школьники. Такое было время – конец восьмидесятых, коммунистическая система уже начала трескаться по швам и падать и люди ехали в монастырь, чтобы что-то там узнать. Да и братия-то наша была тоже в среднем от двадцати пяти до так тридцати двух лет, а мне тогда было двадцать восемь.

Бывали постарше, бывали и помладше. И в общем-то, мы находили общий язык с теми молодыми людьми, которые приезжали и задавали много вопросов. В итоге они убеждались, что монах это не какое-то экзотическое существо, свалившееся с луны, что это нормальные люди. Кстати большинство из наших насельников монастыря имело высшее образование. Это были те, кто пришел к вере из безверия, из неверия. Очень мало было среди нас людей, воспитанных в верующих семьях. Буквально – два или три человека. Остальные подвели итог в монастыре своему жизненному подвигу поиска истины, подвигу борьбы с той бездуховностью, с тем злом и безбожием, которое существовало во внешнем мире, и, в конце концов, пришли к святой обители для того, чтобы пожать плоды своих духовных поисков. Поэтому монах, - это никак не эгоист, - это человек, который готовит себя к высшему служению.

Если мы возьмем историю России, историю Русской церкви, мы увидим, что ее судьбы теснейшим образом сплетаются с судьбами нашего Отечества. В свою очередь, судьбы монашества – это, в общем-то, судьбы Церкви, потому что без монашеского благочестия сейчас уже трудно себе представить Церковь. Весь епископат, по канонам Церкви – это монахи. Святые, то есть люди, принесшие наибольшие духовные плоды миру, - почти все монахи.

В России монахи нередко удалялись в леса, в пустыни. Преподобный Сергий Радонежский поселился в лесу для того, чтобы подвигами покаяния преобразить все существо своё; очень скоро к нему пришли ученики, потом был устроен монастырь, потом около этого монастыря стали селиться мирские люди, собирались еще ученики, в результате мы имеем сейчас город— Сергиев Посад, это районный центр Московской области. Где когда-то были глухие леса, в которых жили дикие звери, в результате подвига покаяния и молитвы одного человека возник город. Это типичная история построения города в Московской Руси, многие русские города так и возникли.

В дальнейшем, ища уединения, монахи-аскеты оказывались на территориях, где жили инородцы, язычники, которые не знали о Едином Истинном Боге, национальная культура которых была очень далека от христианской цивилизации. Православные подвижники несли людям свет своей веры. Ведь проповедовать христианство нужно не только словом, проповедовать христианство нужно делом. Один из святых сказал так, что слово силу свою получает от силы жития. Если человек, живет свято, благочестиво, праведно, это видно, и тогда слово его действительно западает в сердце.

Одним из таких святых был преподобный Герман Аляскинский. Это русский человек, который начало своей духовной жизни положил в Троице-Сергиевой пустыни под Санкт-Петербургом, потом он подвизался на острове Валаам, а затем, по благословению священноначалия, отправился на проповедь Слова Божия на далекую Аляску. Аляска тогда была территорией Российской Империи.

Преподобный Герман проповедовал там, свыше сорока лет там жил. Он был простым монахом, даже не священником. Его жизненный подвиг, его святая жизнь, милосердие, любовь к ближним привели к тому, что жители Аляски приняли православие. И до сих пор Аляска – это православная страна, местные жители, - алеуты, в большинстве православные. Целую страну просветил подвиг одного человека, жизнь одного человека, в конечном итоге, - его любовь. Потому что христианство – это любовь и милосердие. Если любви не имеем, то мы – ничто. Тот человек не монах, который не имеет милосердия и любви к ближним. А тот монах, который имеет любовь, не сможет ее удерживать в себе и обязательно понесет ее людям. Любовь поведет его и всегда научит, что нужно делать и говорить.

 

- Отец Сергий, а вот что Вы думаете о том, что современному человеку, воспринимающему сексуальные отношения как норму, может быть не вполне понятно значение безбрачия.

- Вопрос сложный достаточно. Да современный мир, он, извините за выражение, помешан на всех этих отношениях, они очень для него важны, непонятно, как человек может без этого обходиться. Поэтому современный человек не очень верит, что есть те, которые могут свою жизнь проводить в девстве, чистоте и целомудрии. Тем не менее, такие люди есть.

Церковь благословляет семейные отношения, и ничего греховного нет в венчанном браке. Люди должны рожать детей, человеческий род должен продолжаться. «Плодитесь и размножайтесь», - эта заповедь Богом была дана Адаму и Еве. Но есть люди, которые хотят посвятить себя на служение Богу и для того, чтобы удобнее это было совершать, они не связывают себя семейными узами. Это было всегда. «Лучше человеку не жениться», - сказал Господь, а лучше именно потому, что человек имеет возможность все силы, всё время служить Богу. А служить Богу – это, в том числе, - служить ближним, служить людям окружающим тебя. Поэтому человек уходит в монастырь для того, чтобы очистившись от страстей, стяжать большую любовь.

Даже семейный священник – «белый священник», у него есть супруга—матушка, у него есть дети, порой куча детей. Такой священник должен как-то делить себя между своими прихожанами, своей паствой и своей семьей. Семья есть семья: ее нужно кормить, ее нужно одевать, о ней нужно заботиться, а для монаха семья – это святая обитель. Его семья – это все те люди, которых к нему приводит Господь для духовного общения. И он имеет больше времени и возможности уделять этим людям. Поэтому и миссионеры очень часто бывают из монахов. Как мне рассказывал один епископ: «Я монахов посылаю на самые тяжелые приходы. Почему это получается? Я пошлю семейного батюшку, а он говорит: «Владыка, помилуйте, у меня пятеро детей, где они будут жить? чем я буду их кормить? где они будут учиться? – им же какое-то образование надо дать». Действительно, я все это понимаю. А монаха пошлешь в медвежий угол, он там выроет землянку, живет там и храм строит – ничего ему не надо. Хлеб там да вода, - что бабушки принесут, да огурец какой-нибудь соленый; ничего ему не надо, и он там строит храм». И действительно, так оно и есть. Монах пойдет туда, куда его пошлют. Это как в армии. Монашество – это такой своеобразный спецназ, священник из монахов не может отказаться ни от какого прихода, даже от трудного, почти безнадежного, поэтому монахов посылают в самые тяжелые места.

Есть еще одна сторона дела. Это, собственно, общение с лицами противоположного пола. Можно смотреть на женщину как на женщину, а можно смотреть на нее, как на образ Божий.

Согласно канонам и правилам Церкви человек может жениться только до того, как он примет священный сан. Если он примет священный сан, не будучи женатым, то уже жениться не может. Таких священников называют «целибатами», они не обязательно монахи, но, как правило, монахами потом становятся. Для чего это делается. Для того, чтобы отношения священника со своей паствой не омрачались какими-то плотскими аспектами, не приобретали приземленный характер. Священник – это духовный пастырь, рождающий своих чад благовествованием о Христе. Поэтому к нему и обращаются: «Отец такой-то». Священник должен быть отцом своей паствы, естественно должна быть откровенность между ним и его духовными детьми. Если в храм приходит незамужняя девушка и смотрит на батюшку, как на потенциального супруга, то она может кокетничать с ним. Сами понимаете, что в этом случае духовных отношений не будет. Если же она знает, что священник не имеет права жениться, она ему, конечно, все расскажет, и сможет спросить, получить совет.

Монах же достигает такого состояния, что смотрит на женщину, как на образ Божий. И вот эта духовная красота человека, поверьте мне, гораздо прекраснее, выше, чем красота телесная. Потому что в человеке есть образ Божий, но увидеть его может только чистый человек, целомудренный человек. И в основном, конечно, это достояние монахов. Смотреть на человека и видеть в нем не его тело, а прекраснейшее Божие создание, искру Божию, его душу, - это особое достояние. Монахами становятся еще и ради этого.

 

- Отец Сергий, монашество, как известно, имеет разные формы. Есть монахи, живущие в монастырях, есть монахи, которые живут в городе, и монахи, которые совершают свое служение на приходе. Вот Вы служите на московском приходе. Скажите, несут ли современные монахи те аскетические подвиги, которые описаны в книгах, в «Житиях святых»?

- Формы монашеской жизни всегда были разнообразны. Я немного скажу о возникновении монашества. Первые три века христианства – это эпоха мучеников, все христиане были гонимы. Потом христианство вышло из катакомб и стало государственной религией Римской империи. Но поскольку все чиновники теперь должны были быть христианами, естественно, крещение начали принимать не только для спасения своей души, но и из меркантильных соображений. Поэтому благочестие начало угасать. И нашлись люди, которые скорбели, видя такую картину, и стали удаляться в пустыню для того, чтобы сохранить настрой первых христиан, апостолов – учеников Господа нашего Иисуса Христа, учеников апостолов. Такие люди удалялись от мира, составляли из себя монастыри, назывались монахами. Монах – это значит уединенный, но он не одинок, он не один. Монах – это человек, который, постоянно один на один с Богом. Для того, чтобы было как-то удобно жить, монахи составляли сообщество, тем более, что новоначальному монаху нельзя сразу удаляться в пустыню, сначала нужен некоторый искус. Надо потерпеть, живя среди людей, поучиться смирению, послушанию, любви, милосердию, и только тогда уже, если будет Божия воля, человек уходит на полное уединение в пустыню. Людей, готовых к такому образу жизни, всегда было мало. В основном же, монахи жили в монастырях, то есть своими особыми обществами людей, близких по духу, с близкими интересами. Вы тоже, наверное, все общаетесь, дружите с теми, кто вам интересен, вы же не можете к любому человеку ходить в гости, любого человека принимать у себя. Определенный круг общения определяется нашими интересами. Также монахи – это люди, как бы собравшиеся по интересам и образовавшие монастырскую общину.

Когда начинались гонения на христиан, а на протяжении Церковной истории они случались многократно, начинали, как правило, с монахов. Происходило это потому, что они всегда были главным оплотом православного благочестия. И своей жизнью, и своими убеждениями, и своим видом они проповедовали иные идеалы. Есть такое слово «инок», что значит «иной», т.е. человек, живущий иной жизнью, не такой как живут все, не такой как живет этот мир, жизнью, непонятной миру.

Разные условия социальной жизни придавали монашеству различные формы. В связи с внешними социальными переменами Церковь также меняла некоторые свои внешние формы. Поэтому, то монашество, которое есть сейчас, по форме зачастую другое, чем в древности. Достаточно много монахов служит сейчас на приходах, - в приходских храмах. Это следствие существования монашества при советской власти. Советская власть сразу себя заявила гонением на Церковь гонением на монашество. Были уничтожены, замучены, сосланы в лагеря, расстреляны, казнены различным образом десятки тысяч монахов. Монашество было почти все уничтожено. Монастыри были закрыты. Есть только один монастырь у нас в России, который не подвергался этой процедуре, не был закрыт – это Псково-Печерский монастырь. И то, только потому, что эта территория отошла Эстонии. Эстония в первые десятилетия советской власти не входила в состав Советского Союза, она была захвачена позже – в 1939 году. Монастырь закрыть не успели. Началась 2-я Мировая война. Изменилась политика государства, и он так и остался не закрытым. Это единственный монастырь на территории России, который никогда не закрывался. Все остальные монастыри были закрыты и разграблены, а насельники либо расстреляны, либо сосланы в лагеря. Те, кто выходил из лагерей, или как-то спаслись от гонений, селились в каких-нибудь тихих местах в миру. Жили у родственников, знакомых достаточно часто селились где-то в деревнях. Там, я знаю, многие жили в каких-нибудь банях или подвалах, или работали в колхозах какими-нибудь счетоводами.

Я знал одну монахиню, схимницу. Она с 16 лет была в монастыре. Ушла в монастырь в 1916 году. Была пострижена. Настали годы гонений. Она была сослана на Колыму. Девять лет провела на Колыме. Рассказывала обо всех тех тяжких испытаниях, которые пришлось ей пережить. Вернувшись с Колымы, она устроилась работать медсестрой, занималась уходом за пожилыми людьми, - делала уколы, приносила им лекарства, - это ведь тоже служение милосердия. Ей дали квартиру за примерную работу. Она часто ходила в храм, молилась. Выйдя на пенсию, она стала постоянно служить при храме, живя при этом в квартире, которую получила. Многие монахини и монахи жили подобным образом.

Потом стали открываться монастыри. Сталин открыл первые монастыри, Хрущев, правда, опять закрыл. Хрущев закрыл где-то около 70 монастырей, осталось только 16. Позже, при Брежневе монастыри уже, слава Богу, не закрывались, хотя испытывали очень сильное давление государства.

Уже в пост-брежневскую эпоху вновь началось открытие монастырей, первым был Московский Свято Данилов. Начиная с 1988 года началось массовое восстановление святых обителей, и сейчас их уже существует более 500. Вот такого, кстати, массового открытия монастырей за такой короткий срок не было никогда и нигде в истории Христианской Церкви.

- Батюшка, мы с вами говорили о том, несут ли современные монахи аскетический подвиг.

- Без аскезы монашество невозможно. Конечно, современные люди отличаются от древних тем, что здоровье совсем не то, что было у наших отцов, и дедов, и прадедов. И пищу мы употребляем уже большей частью химическую, и чернобыли раньше не взрывались, и та экологическая обстановка, которая существует на планете, конечно, отражается, прежде всего, на здоровье человека, поэтому, те требования, которые предъявлялись к монахам в древности, и те подвиги, которые они несли в древности, сейчас просто невозможны. Но не это главное. Аскетические подвиги – это лишь подспорье в выполнении заповедей Божиих. Монах – это совершенный христианин, а христианство – это любовь к Богу и любовь к ближнему, - таковы две заповеди, в которых выражен закон Божий. И монах – это человек, который посвятил себя исполнению этих двух заповедей. Сейчас изменились внешние формы монашеской жизни, но не ее суть. В наше время монахи нередко совершают свое служение не только в святых обителях, но и на приходах, или же восстанавливают из развалин святые монастыри.

Монахи занимаются изданием книг, написанием духовных книг. Из духовных авторов 20 века наиболее, на мой взгляд, значительный автор – это игумен Никон Воробьев. Издана книга его писем «Нам оставлено покаяние». Из современных духовных писателей мне очень нравится архимандрит Лазарь Абашидзе, который собственно сейчас отшельничает в Кавказских горах, он грузин, подвизается в Грузии вместе с несколькими послушниками в пустыне. При нашем храме существует издательство имени святителя Игнатия Ставропольского, сейчас мы готовим одну из его книг, называемую «Грех Адама». Она посвящена вопросу: спасутся ли младенцы умершие некрещеными? и вообще, возможно ли спастись некрещеным? Вот этот подвижник и писатель рассмотрел различные современные мнения по этому вопросу.

 

- Каково же мнение этого духовного писателя?

- Отец Лазарь Абашидзе однозначно доказывает, что по евангельским словам, если человек не родится от воды и духа, не может наследовать Царства Небесного, поэтому без таинства крещения спастись не может никто. И Церковь всегда знала только одно исключение из этого правила, - когда человек был замучен за Христа не будучи крещенным, такой человек крестился своей кровью, и тогда он считался не только крещенным, но и святым мучеником. Никаких других спасшихся некрещеных Церковь не знала во всей своей истории за 2000 лет своего существования.

 

- Отец Сергий, что делать молодому человеку, или может быть даже, не очень молодому, у которого появилось желание посвятить себя монашеству? Что вы ему посоветуете?

- Ну, во-первых, я посоветовал бы все-таки, принимать монашество в молодом возрасте. Те люди, которые, так сказать, пожили в свое удовольствие и на старости лет решают уйти в монастырь, потому что боятся, что некому будет за ними ухаживать в старости, - это уже не совсем честно. В монастыре придется трудиться, а для этого нужно здоровье иметь. Сам по себе аскетический образ жизни, посты, богослужения, которые в монастыре и более длинные, и более частые, чем совершаются в приходских храмах, требуют определенного физического здоровья. Поэтому далеко не каждому человеку в годах имеет смысл уходить в монастырь, хотя всякое бывает. Промысл Божий призывает людей различным образом и в разном возрасте. Но все-таки лучшие монахи бывают из людей молодых. Святитель Игнатий Брянчанинов говорит, что большинство монахов, достигших святости, ушли в монастырь в двадцатилетнем возрасте. Это лучший возраст для обучения монашеству, когда у человека еще мягкая душа, когда она, как правило, еще не запечатлена грехами, порочными навыками, заблуждениями. Вот он приходит в обитель, и на этом чистом листе бумаги можно писать святые письмена. Но кроме нашего желания нужно, чтобы была еще воля Божия. Нужно поискать, есть ли воля Божия на то, чтобы человек ушел в монастырь. Как это делается. Если человек недавно крестился, только начал в храм ходить, сразу в монастырь уходить конечно же не следует. Всяких я людей видел, бывает многие из новопросвещенных спрашивают: «А как мне в монастырь уйти?» Сначала нужно походить в храм, стать православным человеком. Святитель Игнатий Брянчанинов говорит, что прежде чем стать монахом нужно стать совершенным мирянином, то есть еще живя в миру, посещая святой храм, нужно постараться взять из духовной сокровищницы Церкви все возможное. То есть достигнуть определенного духовного уровня, стать настоящим православным церковным человеком. Строго соблюдать посты, которые предписывает Православная Церковь, регулярно совершать молитвенное правило, регулярно посещать храм, не реже одного раза в неделю, потому что православный человек должен ходить в храм во все воскресные дни в субботу вечером, в воскресенье утром, также в большие «двунадесятые» праздники. Надо научиться любить богослужение, любить жизнь духовную, читать духовные книги, получить какое-то представление о монашеской жизни читая творения святых отцов Православной Церкви, то есть тех, кто причислен к лику святых. Книги, написанные святыми людьми, повествующие о монашеской жизни, о внутреннем монашеском подвиге, об истории монашества. То есть человек должен понять, что такое монашество, чтобы ему не ошибиться, чтоб не получилось, что он построил какие-то иллюзии себе, воздушные замки, а жизнь оказалась совсем другой. Поэтому сначала нужно получить представление о настоящем, подлинном монашестве. Также необходимо знать, что современное монашество XXI века сильно отличается от того, что было в древности. После получения таких представлений, таких знаний, берут, как правило, благословение у своего духовного отца. Далее, - едут в святую обитель посмотреть, а потом уже, возможно, просятся там остаться.

 

<назад


редакция и дизайн: Дмитрий Жаровский


 

Поиск в православном интернете

полнотекстовый    поиск по частям слов   Помощь